Королевский Кейптаунский Яхт Клуб, в марине которого мы остановились, находится на территории порта в охраняемой зоне, на юго-востоке, самом дальнем углу «Дункан дока». Это несколько далековато от туристического центра Кейптауна и нет поблизости продуктовых магазинов, зато очень спокойно и недорого. На время стоянки нас всех приняли во временные члены Королевского яхт клуба, разумеется, за умеренную плату. Белое двухэтажное здание яхт-клуба, выстроенное в колониальном стиле очень уютное, с бронзовыми ручками на дверях, в холле постелены ковры. У входа в здание стоит чёрный то ли охранник, то ли швейцар в вычурной форме состоящей из оливкового цвета мундира, красной пилотки, белого кашне и белых перчаток, он в чёрных очках и отдаёт всем проходящим честь. У входа, по обе стороны от флагштока стоят две пушки времён англо-бурской войны. Левое крыло здания занимает ресторан «Два океана» и что-то вроде актового зала яхт-клуба, в витринах, которого выставлены на всеобщее обозрение награды, кубки и вазы. На стенах висят портреты лучших людей яхт-клуба, стоят столы, накрытые белыми скатертями. Вероятно, в этом зале проходят различные торжественные мероприятия. В правом крыле администрация яхт-клуба, за ней — бытовое помещение с удобствами. На втором этаже расположена библиотека и ещё что-то.

Справа от немного помпезного здания яхт-клуба сгорбилась небольшая хибарка, в которой находится конторка менеджера марины, прачечная и небольшой яхтенный магазинчик. Между этими двумя зданиями стоит стационарный подъёмный кран, который ставит на воду и поднимает из воды яхты. Места для хранения яхт на берегу нет, очень всё скучено и тесно. Яхты поднимают краном и увозят куда-то. Сама марина большая, в ней стоит несколько сот яхт, но понтоны старые и раскреплены плохо, когда дует сильный ветер весь припаркованный в ней флот, вместе с понтонами постоянно находиться в движении.

Сильный ветер в порту дует очень часто. Он срывается шквалами со Столовой горы, которая возвышается к юго-востоку от порта, и должна вроде бы как заслонять порт от господствующих здесь летом юго-восточных ветров, но получается наоборот, ветер обтекает гору слева и справа и сверху и устремляется порывами вниз в порт. Это очень хорошо видно, если наблюдать за облаками, которые плотным слоем укутывают вершину горы и длинными языками устремляются с горы вниз вслед за потоками воздуха. В ясном голубом небе ослепительно сияет солнце, и только вершина Столовой горы покрыта мрачноватыми тучами.

Оформление прихода в марине много времени не заняло, не надо было ни куда идти, необходимо было просто заполнить вполне стандартную анкету и оплатить стоянку. Хотя, в Ричардс Бей нас предупредили, что для иностранных яхт действует правило, по которому необходимо в каждом южно-африканском порту делать «чек ин» и «чек аут», т.е. по полной программе оформлять вход и выход.

С первого же дня пребывания в Кейптауне начали подготовку к дальнейшему переходу. Отдали в парусную мастерскую компании «Квантум» в ремонт генуэзский стаксель с оторванным шкотовым углом и генакер, который был порван в далёком теперь уже 2010 году при переходе через Атлантику из Канарских островов на Гренаду.

Купили и поставили новые стаксель шкоты взамен, вытянутых и начинающих уже кое-где перетираться, старых.

Купили запасной баллон с газом, заправились дизельным топливом и сделали ещё целую кучу разных полезных мелких дел.

Отдельной статьей проходила продолжающаяся борьба с Крысой, это стало нашим главным делом при подготовке к дальнейшему переходу. Вопрос встал ребром — или мы, или она.

В качестве идеологического обеспечения нашей жестокой борьбы на вооружение был принят тезис Иосифа Сталина о том, что по мере развития социализма классовая борьба должна усиливаться. Наше сообщество на борту яхты, как раз и являет собой пример победившего социализма, со всеми присущими ему признаками. Во-первых, на яхте отсутствует деления на классы, все равны, точно так же как гребцы на галерах. Во-вторых, на яхте отсутствует хождение денег между членами команды. В-третьих, запасы продуктов и всего расходного материала на яхте являются общими. В-четвёртых, у нас существует единство цели, мы все идём одним курсом, в один и тот же порт. И, наконец, у нас действует основной закон коммунизма, каждый член команды вкладывает усилия, в общее дело, по своим способностям, а пайку получает по своим потребностям. Каждый получает столько, сколько съест. Читатель, знакомый с основами исторического материализма и бывавший в составе экипажей парусных яхт, может самостоятельно без труда привести ещё с десяток подобных признаков.

И только Крыса-диссидент нарушала эту идиллию, во-первых, она продолжала «точить в одно рыло», не считаясь с нами, она признавала только своё право в одиночку уничтожать наши продукты, ни чего не вкладывая в общее дело. Мало того, она покусилась на нашу цель, мы обнаружили, что Крыса съела часть наших бумажных морских карт, которые хранились в одном из нижних рундуков.

Мы вынуждены были принять более решительные меры, пришлось применить почти сталинские методы классовой борьбы.

Первое, мы купили большие черные ящики из толстого прочного пластика с плотно закрывающимися крышками и переложили в них все продукты, отсекая, таким образом, противника от баз снабжения и обрекая его на голод. Как обрекал на голод классовых врагов пролетариата тов. Сталин.

Второе, расставили везде купленные в магазине ловушки. Эти ловушки представляли, из себя складывающиеся картонные листы, похожие на твёрдые обложки книг, на внутреннюю сторону которых обильно нанесён специальный клей. Ловушка устанавливается углом, одна сторона обложки кладётся на горизонтальную поверхность, другая раскрывается и прислоняется к стене. На нижнюю картонку кладётся приманка. По идее изобретателя ловушки, крыса, проходя к приманке по клейкой поверхности нижней картонки, должна приклеится к ней лапами, а по мере нарастания паники, начать дёргаться и приклеиться шкурой к боковой картонке, картонка должна сложиться и зафиксировать крысу. Крыса должна изнемочь в борьбе с клеем, затихнуть и покоряясь судьбе ожидать нашего подхода. В реальности, Крыса привычно съедала приманку, оставляя на клейкой поверхности следы своих лап и не проявляя ожидаемой нами паники, удалялась восвояси. То ли клей был не тот, то ли Крыса смазывала чем-то свои лапы, что бы они не приклеивались, перед тем как идти на разбой. То ли что-то ещё.

«Чтобы поймать Крысу, надо думать как Крыса, надо стать Крысой»- высказал мысль Вадим Быков. Мне показалось, что где-то я уже это слышал.

Для поимки Крысы в ход пошли даже рыболовные принадлежности, один из членов команды, опытный охотник и рыболов, развесил в рундуке, где иногда появлялась Крыса, рыболовные блёсна с тройными крючками, на которые насадил мясо, и стал ждать поклёвки. «Ну, словно малые дети»- вероятно, думала Крыса, проходя мимо наших уловок. Все наши ухищрения не привели ни к чему. Почувствовав нашу беспомощность, Крыса стала вести себе всё развязней и наглей, следы её жизнедеятельности появлялись всё в новых местах, она перестала таиться и обращать на нас внимание, и продолжала грызть внутреннюю обшивку яхты даже в нашем присутствии. Нам оставалось только ждать подкрепления в лице Ильи Нуриева, который должен был привести из России новое секретное оружие.

Восьмого февраля, в день рождения Вадима Быкова мы поднялись на Столовую гору, которая в этот день не была закрыта облаками, и с которой открывался прекрасный вид на город и порт, виден был также мыс Доброй Надежды. К подножью горы доехали на такси, а на самый верх на вершину поднялись в кабинке фуникулёра, которая, для лучшего обзора, вращалась вокруг своей оси. Вечером посетили лучший ресторан Кейптауна, который называется русским именем «Белуга». Столик пришлось заказывать заранее. Нас предупредили, что место популярное и свободного столика мы можем не получить. Место действительно «пафосное», расположено в здании бывшего сталелитейного завода. И действительно народу в ресторане было много, наблюдалась повышенная концентрация красивых женщин особенно в районе бара. Хорошая кухня, отличная винная карта, и приемлемые цены, — наша общая оценка ресторана. В завершение вечера выпили бутылочку десертного за девятьсот рендов. Вечер всем понравился.

День девятого февраля, был пасмурный и мы как планировали раньше, поехали на экскурсию, Столовая гора вновь была укутана тучами. Сначала поехали на мыс Доброй Надежды, по пути заехали в город Симонс Таун, который помимо прочего знаменит своим пингвиньим пляжем. Пингвины, которые группами и по одиночке стояли под срывающимся с неба дождичком на песчаном пляже, среди огромных валунов, были очень похожи на маленьких человечков. Вдоль пляжа, а частью и над ним, проложен деревянный тротуар, по которому также как и пингвины, нахохлившись, и укрывшись от дождя, кто, чем придётся, группками и по одиночке бродили туристы, в основном китайцы. Пингвины посмотрели на нас, мы посмотрели на пингвинов. Пингвины остались мокнуть под дождём, а мы поехали дальше.

Сам мыс Доброй Надежды и территория вокруг него является Национальным природным парком. Большая часть мыса возвышенная, ландшафт каменистый поросший густым невысоким кустарником. Среди зелёного кустарника бродят страусы. Здесь заканчивается Африка. По дороге ведущей к маяку «Кейп пойнт» бродят банды бабуинов. Вдоль дороги надписи типа «Помогите нам сохранить наших бабуинов — не кормите их» «Бабуины дикие животные — опасно».

Подъехали к горке, на которой стоит маяк, на стоянке полно туристических автобусов, туристы в основном, почему-то тоже китайцы. Наверх, к маяку ведёт тропинка, но можно подняться и на небольшом рельсовом фуникулёре. Идёт мелкий дождь. Мы выбираем фуникулёр. Оконечность мыса скрыта облаками, осматриваемся, выжидаем просвет в облаках и фотографируемся на фоне оконечности мыса.

Побывать в Южной Африке и не попробовать знаменитых южно-африканских вин мы не могли. Последним пунктом экскурсии на этот день был запланирован объект, под условным наименованием «винарня». Это большое поместье, называемое «Stееnberg 1682», окруженное виноградниками, в центре которых стоит помещение где производится одноимённое вино. Ну и, разумеется, дегустируется. Нас не очень интересовало производство, мы как-то сразу перешли к дегустации. Отличнейшее вино, особенно всем понравилось «Katharine» урожая 2006 года, мы взяли несколько бутылочек с собой. Дегустация удалась и затянулась часа на три. По дороге домой, в машине мы пели старые советские песни, таксист пытался нам подпевать.

Всё это время нас возил черный таксист по имени Роберт. Он выглядел немного иначе, чем наши знакомые зулусы в Ричардс Бей. Стали расспрашивать Роберта, выяснилось, что в этой части ЮАР живёт народность по имени «кОса». К которой, кстати, принадлежит Нельсон Мандела. Мы заметили, что телосложение у них немножко суше чем зулусов и кожа имеет желтоватый оттенок, в отличии от синеватого оттенка у зулусов. Форма черепа немного другая.

На следующий день, двенадцатого февраля улетели домой Вадим Быков, Валера Баранов, Костя Мужаев. Им на смену в этот же день прилетел Илья Нуриев.

Вместе с Ильёй с Родины прибыли новые средства борьбы с Крысой. А именно, мышеловка среднего калибра и средства психотропного воздействия — две ультразвуковые «шумелки», произведённые, вероятно на одном из предприятий российского оборонного комплекса, «шумелки» носили устрашающее название- «Инновационный отпугиватель грызунов «ГРАД А-1000 Про». В инструкции по их применению буквально написано следующее: «Ультразвуковые волны, производимые отпугивателем, воздействуют на нервную систему животных, причиняя им боль и дискомфорт. Крысы теряют способность потреблять пищу и воду, стараются покинуть помещение».

В первую же ночь, по получению, поставили мышеловку. Мышеловка сработала, но откормленную африканскую Крысу надёжно зафиксировать не смогла. Крыса, похоже, просто отогнула зажим мышеловки и ушла. Пробовали включить «шумелки», но были вынуждены вскоре выключить их, потому что сами почувствовали, как написано в инструкции, «дискомфорт».

В итоге, взяв на вооружение ещё один известный сталинский лозунг — «если враг не сдаётся — его уничтожают», мы купили в хозяйственном магазине крысиного яда и разложили его в различных местах яхты.

Четырнадцатого февраля занимались оформлением отхода. Окончательно рассчитались за стоянку в марине, и с выданным там нам «бегунком» пошли по кругу; капитан порта, служба иммиграционного контроля, таможня. Все эти учреждения находятся в порту либо в непосредственной близости от порта.

Погуляли по туристическому центру Кейптауна, по Набережной Виктории и Альфреда. Это территория старого Кейптаунского порта, это здесь происходили события, о которых поётся в известной песне «В Кейптаунском порту, с какао на борту Жаннета оправляла такелаж… и т.д.» Раньше сюда заходили парусные корабли, клиперы и фрегаты, барки и шхуны. Сейчас здесь расположена яхтенная марина с отелем, а рядом рыбацкая гавань, в которой стоят, соответственно, рыболовные суда. На берегу огромный торговый центр, сувенирные лавки и рестораны. Везде полно туристов, на импровизированных площадках выступают самодеятельные артисты.

Вернувшись на яхту, обнаружили, что Крыса поела подложенную нами приманку с ядом. Обрадованные, мы включили шумелки, что бы ей уж совсем стало плохо и ушли в бар яхт-клуба. Пришли поздно и сразу легли спать. Крысу после этого мы ни разу не видели, не слышали, и следы её жизнедеятельности перестали появляться. Какова её дальнейшая судьба нам не известно. В память о Крысе у нас осталось выражение, его используют, когда хотят рассказать о существовании чего-то невидимого или объяснить что-то необъяснимое, оно принадлежит Вадиму и звучит так — «Вот, ты Крысу тоже не видишь, а она есть!».

Пятнадцатого в 11 часов утра, дождавшись небольшого промежутка между порывами ветра, мы вышли из марины в море, и пошли на остров Святая Елена, который отстоит от Кейптауна на одну тысячу семьсот морских миль. На борту четыре человека: Виктор Тюрихин, Сергей Антипин, Юрий Коробицин и Илья Нуриев

17 февраля 2013 г
Атлантический океан

Виктор Тюрихин

Крыса-диссидент

Крыса-диссидент