За два дня до подхода к острову Святая Елена в небе стали появляться белые красивые птицы с длинными узкими хвостовыми перьями. Это фаэтоны, они ночуют на земле, каждое утро отправляются в море, а вечером возвращаются домой. Появление этих птиц верный признак наличия невдалеке земли.

Вечером двадцать седьмого февраля перед заходом солнца, на северо-западе прямо по нашему курсу, в золотистой дымке показались нечёткие очертания острова. Это был остров Святая Елена, заморские владения Великобритании. До острова оставалось около двадцати миль. Тёмная скалистая громада, покрытая облаками, вырастала над гладью океана, и по мере того как заходило солнце и становилось темнеё, приобретала всё более и более мрачный вид. Тёмный остров, на котором не было видно ни одного огонька, выглядел абсолютно безжизненным. Сильные порывы ветра, срывающиеся с гор и набрасывающиеся на нас с разных направлений, добавили «драматизму» и усугубили первое негативное впечатление от внешнего вида острова. Взошла луна, осветив отвесные скалы, под которыми на рифах время от времени вздымались вверх белые пенные клыки прибойной волны. Только через несколько секунд после белой пенной вспышки, очень яркой в лунном свете, с задержкой, долетал до нас раскатистый рокот разбивающейся о скалы волны. Прошли вдоль острова, зашли за его западный берег. Волны стали меньше. Впереди на берегу и над водой показались огоньки – это огни городка Джеймстаун и якорные огни стоящих на рейде залива Джеймс Бей судов. Подошли совсем вплотную к рейду, увидели тёмные пятна рыбацких лодок, несколько силуэтов небольших корабликов и немного в стороне около десятка стоящих на мурингах яхт. Нашли свободный муринг, подошли к нему и закрепились. Муринг- жёлтый плоский пластиковый бочонок около полутора метров в диаметре с большим металлическим кольцом в верхней части, немного выступал над водой. С борта яхты невозможно было просунуть верёвку через кольцо, не хватало длины рук, а багром не получалось, поэтому пришлось одному из нас десантироваться на бочонок, рискуя оказаться в воде, и таким образом крепить швартов к мурингу.

Хотя было и очень поздно, около одиннадцати часов вечера, с ближайшей яхты нас поприветствовали, специально поднявшись для этого на палубу. Мы ответили на приветствие, выпили по стакану вина за прибытие и легли спать. Это был тринадцатый календарный день после нашего выхода из Кейптауна и двенадцатые ходовые сутки. За это время мы прошли одну тысячу семь сот пятьдесят миль. У нас не было виз для посещения острова, ложась спать, мы не были уверены, сможем ли завтра сойти на берег.

Утром следующего дня, ещё до нашего первого выхода на берег, произошло то, что и должно было когда-то произойти — окончательно сломался генератор. Несколько дней до этого, он уже пытался по своему обычаю показать свой норов. Попытка выразилась в том, что генератор, в буквальном смысле, покусился на нашу жизнь. Он решил нас сначала отравить, а затем потопить. В выхлопной трубе генератора, в очередной раз, была обнаружена вновь образовавшаяся дыра, через которую внутрь яхты стали поступать ядовитые выхлопные газы. А так как у нас выхлоп «мокрый» то есть, через выхлопную трубу вместе с выхлопными газами выводится за борт вода из системы охлаждения, то через ту же дырку вместе с газами стала поступать забортная вода. Вода не просто текла самотёком, она злонамеренно накачивалась генератором внутрь яхты посредством водяной помпы охлаждения. Покушение генератора-камикадзе на нашу жизнь было успешно предотвращено, дыра была замазана эпоксидным герметиком, в российском народе называемом «холодная сварка». Так же, во время ремонта была заменена часть выхлопной трубы, а именно резиновый гофрированный шланг, идущий от металлической выхлопной трубы к «гусаку» и на котором тоже было обнаружено повреждение, шланг перетёрся о переборку. После чего до прихода на Святую Елену генератор нормально работал, правда, показывал на своём индикаторе повышенную нагрузку, и каждый раз всё с большим трудом заводился. Это должно было послужить для нас сигналом, что генератор ещё не сдался и готовит очередную диверсию. Но мы игнорировали этот сигнал. И вот утром двадцать восьмого февраля, по видимому, от позора за неудачное покушение и от отчаяния, генератор сделал себе харакири. При попытки завести генератор, что бы подзарядить аккумуляторные батареи, двигатель генератора заклинил.

Вскрытие клиента показало следующее: забортная вода, каким-то образом попала в выхлопной коллектор двигателя генератора, а затем при заводке двигателя, в камеру сгорания и картер, в результате чего произошёл гидроудар и двигатель генератора заклинил. Может быть, это было, каким то образом, связано с разгерметизацией составной выхлопной системы генератора при замене одной из её частей – резинового гофрированного шланга.

Было ясно, что самим нам с такой поломкой не справится, нужно искать помощи на берегу. Вариантов не много: либо капитальный ремонт сломавшегося генератора, либо какая-то ему замена. И первое, и второе маловероятно. Население острова Святой Елены всего четыре тысячи человек. Снабжение жителей острова полностью зависит от завоза всего необходимого с материка, в основном из Южной Африки. Корабль с товарами приходит один раз в месяц. Вряд ли стоит ожидать, что здесь найдётся склад с запасными частями к не очень распространённому немецкому двигателю Farryman, так же, как и склад с запасом новых генераторов. Дальнейшие события показали, что так оно и есть.

Сообщение с берегом в заливе Джемс Бей осуществляется с помощью служба, называемой «ферри-сервис». У этой службы в распоряжении имеется небольшой катерок, скорее даже лодка, с водомётным двигателем, которая каждые два часа, начиная с семи часов утра, отходит от берега и обходит рейд, высаживая на яхты севших в катерок на берегу, или собирая с яхт желающих высадиться на берег. Заказывать катерок нужно на 16 канале УКВ, позывной соответственно — «ферри-сервис». Но на практике, достаточно не пропустить момент, когда катерок окажется на рейде, помахать ему рукой и он обязательно подойдёт. На свой борт необходимо заранее навесить кранцы, потому, что подваливает катерок к борту достаточно жёстко. Услуга, разумеется, платная, один рейс – два фунта, оплата перед отходом. Можно, конечно, воспользоваться собственной динги, но прибойная волна на причале такая сильная, что высадиться на него из динги не очень просто. Да и плыть к месту высадки далековато. Дело в том, что часть рейда, на котором стоят рыбацкие лодки, опутана плавающими толстыми тросами, идущими от берега лучами в разных направлениях к плавающим буям. К этим тросам и крепятся лодки, и, вероятно эти тросы являются своеобразными волноломами призванными, хоть, сколько то успокоить постоянную грубую зыбь, которая, похоже, ни когда не прекращается в заливе. Поэтому, напрямик к причалу не проехать, необходимо всё это хозяйство объезжать.

Оформление прихода и особенно отхода очень простое. Сначала необходимо пойти к капитану порта, который здесь называется, соответственно — «харбор-мастер», и, служба которого находиться в белом двух этажном здании прямо на набережной, предупреждать заранее по рации не обязательно. У него необходимо заполнить небольшую анкету, заплатить портовый сбор, по одиннадцать фунтов за один день пребывания. Затем пройти в таможню, которая находиться в соседней комнате, заполнить небольшую анкету, ни чего не платить, только предъявить судовой билет и документ о таможенной очистке из последнего порта захода или по морскому – «клиренс», и идти в службу иммиграционного контроля, которая расположена в трёхстах метрах дальше, на городской площади. Там необходимо заполнить анкету на каждого въезжающего и предъявить паспорта. Визы для граждан России, прибывающих на остров в составе экипажей яхт, не требуются. Если планируешь находиться на Святой Елене меньше, чем семьдесят два часа, то ни чего платить не надо, если планируешь гостить дольше, то нужно будет заплатить по двенадцать фунтов за каждый день пребывания с каждой персоны.

Оформлялись на вход мы в четверг, а отход запланировали на воскресенье, в воскресенье, естественно, ни «иммигрейшен», ни таможня, ни «харбор-мастер» не работают, поэтому все выше перечисленные службы любезно согласились оформить нам документы на отход в этот же день, т.е. в четверг. Очень вежливый и понимающий народ.

В северной оконечности набережной находиться небольшой причал для высадки со шлюпок и небольших катеров, швартоваться к нему невозможно, не позволяет постоянная прибойная волна. Причал оборудован рампой, с которой свисают верёвки, и за которые нужно хвататься при высадке с лодки. Тут же на причале туалет и душ с холодной водой. Дальше, вдоль причала, прижались к отвесной скале здания портовых служб и мастерских, среди которых, так называемый «Яхт-клуб», который, есть ни что иное, как просто помещение с тёплым душем, туалетом и двумя небольшими ванными для стирки белья. Дата постройки зданьица-1810 год! Всё очень маленькое, похожее на небольшие сарайчики. Дальше ближе к городу — двухэтажное белое здание, где расположены служба «харбор-мастера» и таможня. За ним, под старинной крепостной стеной,- городской плавательный бассейн. В середине крепостной стены широкая арка с воротами, а за ней, собственно, и находиться административный и деловой центр острова — город Джеймстаун. Городок, насчитывающий не больше сотни домов, протянулся узкой лентой от набережной вверх по каменистому ущелью. Видно, что построен он очень давно, здания в основном одно или двух этажные, выстроенные в староанглийском стиле. Сразу за крепостными воротами небольшая площадь, вокруг которой расположились разноцветные здания суда, полиции, музея, чуть в глубине, справа — офис иммиграционного контроля к которому прилепилось здание малюсенькой тюрьмы. Над всем этим возвышается здание англиканской церкви. Слева от входа в город, ещё за одной стеной – крепость. К ней примыкает небольшой парк, в котором расположен ресторанчик, — одно из немногих мест, где есть интернет и Wi-Fi. Небольшая главная улица, уходит вверх и метров через двести упирается в двухэтажное здания туристического офиса, затем «раздваяица» и двумя узенькими улочками уходит выше. Слева от туристического офиса расположено здание единственного на острове банка. Тут же рядом небольшой рыночек. Вдоль улицы — несколько маленьких магазинчиков, ресторанчиков, гостинничек, почта и библиотека. И всё! Больше ни чего нет! На острове нет сотовой связи, нет банкоматов, в магазинах нет терминалов для оплаты пластиковыми картами. Мало того, что нет нормального причала, на острове нет даже аэропорта.

И где же мы будем брать новый генератор или ремонтировать старый?

Начали с обхода магазинов, большинство из которых – универсальные, тут же тебе продукты, тут же и различные хозяйственные товары, в надежде найти хотя бы небольшой бензиновый генератор, из числа тех, которые часто используются в домашних целях. Заходим в один — нет. Во второй — нет, в третий и последний — тоже нет. Но! В последнем магазине в процессе переговоров выясняется, что у хозяина магазина есть знакомый, который недавно купил для себя в Южной Африке два бензиновых генератора. Хозяин звонит ему и этот знакомый, наверняка посланный нам свыше, соглашается продать нам один из своих генераторов. Через пять минут он приезжает, и мы едем с ним через весь город, целые двести метров, к нему домой. Получаем новый в упаковке генератор, а взамен отдаём триста местных фунтов. Местные фунты, кстати, меняются по такому же курсу, как и фунт стерлингов. Такое быстрое, хотя и частичное решение нашей проблемы, иначе как вмешательством вышних сил не объяснить. Так, как единственная в городке автозаправка уже закрыта, приобретение бензина и моторного масла переносим на следующий день. Докупаем немного продуктов. Выбор, которых в магазине невелик. И отправляемся в ресторанчик под названием «Annе’s Plaсe» , где есть Интернет и земная еда. Интернет дорогой, шесть фунтов час, качество связи плохое. Затем на трёх часовом катерочке возвращаемся на яхту, предварительно приняв холодный душ на причале.

На рейде, в ряду пришвартовавшихся к мурингам яхт, узнаём старых знакомых: это одна маленькая американская яхта под флагом Гуама, с экипажем, состоящим из пожилой супружеской пары, это Том и Джейн (чуть ли не Джерри). Мы с ними познакомились в Кейптауне. Они вышли на несколько дней раньше нас и пробыли в пути до Святой Елены тоже тринадцать дней. И, вторая — стильная алюминиевая яхта, под флагом Нидерландов. Экипаж тоже два человека и тоже супружеская пара. Тоже стояли рядом в Кейптауне. Как выясняется, все мы идём в одном направлении сначала на Бразилию, а затем в Карибское море на Антильские острова. Том и Джейн планируют ещё зайти на остров Вознесения, который отстоит от о. Святой Елены на шесть сот миль и административно подчиняется губернатору о.Святой Елены. На о. Вознесения расположена британская военно-морская база и для его посещения необходимо письменное разрешение властей. Такое разрешение Том получил в офисе службы иммиграционного контроля, здесь в Джеймстауне.

Первого марта с утра уезжаем на берег, покупаем бензин и моторное масло для генератора, отличные стяжные ремни для его раскрепления на палубе, запасные свечи для него же и другую мелочёвку. В турист-офисе заказываем на следующий день экскурсию по острову. Заходим в «Анино местечко» получаем электронную почту, в том числе и письмо от Кости Короткова с подробным перечнем мест в Бразилии, где мы можем либо решить проблему с нашим дизель-генератором, либо оставить яхту на хранение до следующего сезона.
Возвращаемся на яхту, обедаем, определяем место для купленного генератора. Для этого убираем с палубы на корме, закреплённую там, динги и переносим её в район палубы впереди, перед мачтой. Хранить генератор, решаем в ахтерпике, а для работы будем его каждый раз доставать на палубу и раскреплять стяжными ремнями, после работы убирать обратно в ахтерпик. На генератор не должна попадать вода, но и укрывать его нельзя, т.к. он воздушного охлаждения. Так же, он не должен работать на крене. Сколько он у нас протянет? Не понятно. А пока, устанавливаем генератор, в назначенном для этого месте, заводим его, и над водой в районе стоянки яхт, на два часа, устанавливается звуковой режим определённый нами, как «тарахтение». Вновь купленному генератору даём псевдоним -«Дырчик», за его способность заводиться «с пол-тыка».

Вечером, не включая свет, в полной темноте сидим в кокпите и любуемся звёздами. С соседней яхты доносятся красивая мелодия, там кто-то играет на аккордеоне. РомантИк!
По окончании музыки, со всех рядом стоящих яхт раздаются аплодисменты, оказывается, ни мы одни получали удовольствие.

Утром второго марта мы высадились на берег, и у нас оставалось около получаса до начала запланированной экскурсию по острову. В девять тридцать около турист-офиса нас должен был ждать мини-вен с водителем, который (водитель) одновременно являлся и экскурсоводом. До этого времени нам надо было успеть поменять деньги в банке, докупить бензина, и желательно было бы, купить какие-то сувениры на память о пребывании на острове. А так же, купить с собой на экскурсию, что-нибудь перекусить, т.к. кормить нас во время экскурсии не будут, а ресторанов на острове, кроме как в городе ни где больше нет. Все это надо было сделать с утра, до отъезда, потому, что мы планировали вернуться после трёх часов дня, а так как сегодня была суббота то, когда мы вернёмся, все учреждения и магазины будут закрыты.

Таким образом, мы метались по центральной улочке городка, из банка, в магазина, из него в другой магазин, затем на заправку и обратно, пытаясь успеть сделать всё запланированное. Ну и конечно опоздали прибыть к назначенному времени к турист-офису. И вот когда мы выходили из одного из магазинов, видим – из проезжающей машины нам машет рукой водитель и кричит: — «Это вы едите на экскурсию?». Ни разу не видев нас прежде, не зная нас в лицо, наш инициативный водитель не стал дожидаться, когда мы придём к офису, а сам нашёл нас в городе. Это преимущество маленьких городков, все друг друга знают, и очень трудно затеряться и остаться незамеченным особенно нерезиденту.

На острове две основные группы достопримечательностей, одна из них связанна с пребыванием в прошлом на острове Святой Елены Наполеона, другая группа с пребыванием в настоящем южно-африканской компании «Basil Read» занимающейся строительством на острове аэропорта. Мы побывали в доме, где жил, последние годы своей жизни и умер Наполеон Бонапарт – московский погорелец. Были на его могиле, где его уже нет, вывезли домой во Францию. У могилы растёт очень красивое высокое дерево, обвитое, до самой вершины, пышно цветущей светло фиолетовыми цветами, лианой. Побывали у офиса «Basil Read» и собственно на будущей стройке, там пока идут землеустроительные работы, равняют место под будущий аэропорт. Остров оказался значительно зеленей, чем видится с моря, в глубине острова растут деревья завезённые, как выяснилось, из южной Африки, зеленеет травка, на травке пасутся коровки. Интересный пункт в экскурсии – осмотр резиденции действующего губернатора острова, главы верховной власти. От подъездной дороги, в глубь сада ведёт отгороженная дорожка, с которой туристам открывается вид на фасад губернаторского дома на лужайку и бассейн перед ним. В бассейне купались, какие-то люди, на теннисном корте рядом играли в теннис. Надо думать, это члены семьи губернатора и его гости. Дорожка проходит так близко от дома, что можно было различить людей в его окнах. Открытость частной жизни политика очень контрастирует со стилем жизни российских политических бонз.

Третьего марта в семь часов утра подошёл катерок «ферри-сервис», привёз нам в канистрах пресную воду, о чем мы договаривались с ним днём ранее. Мы перелили воду в танки, оказалось, что недостаточно. Попросили сделать ещё один рейс, отправили вместе с ним Антипина с нашими дополнительными канистрами. Пока они ездили, успели приготовить завтрак. На этом же катере отправились на берег, что бы ещё раз выйти в Интернет, посмотреть сводку погоды, передать информацию домой и отправить письмо в Бразилию в город Сальвадор в «Байя Марину», куда мы решили идти.

И тут ещё одна, на этот раз приятная неожиданность, с соседней яхты, прибывшей этой ночью, подбираем, чтобы отвести на берег пожилую французскую пару. Кристиан и Доминик, ему семьдесят лет, ей по виду столько же. Знакомимся, и, когда они узнают, что мы из России, почему-то сильно возбуждаются, начинают оживлённо щебетать между собой на своём птичьем языке, затем Кристиан делает небольшую паузу, как бы собираясь с силами, поднимает указательный палец, привлекая наше внимание, и вдруг неожиданно начинает, вполне сносно, говорить по-русски! Спрашиваем, где он научился так хорошо говорить по-русски? Отвечает, что в школе. Это когда же было то? Но ни это главное! Оказывается, что мы самые первые русские, которых он видит в своей жизни. Это же, как сильно нужно любить русский язык, что бы не забывать его и только через пятьдесят лет после изучения впервые поговорить на нём с носителями языка. Далее выясняется, что они тоже через несколько дней идут в Сальвадор, что они раньше уже там были. Кристиан делится с нами полезной информацией в отношении Сальвадора.

Около часа дня возвращаемся на яхту, и в три часа по полудни со слабым попутным ветром отходим от острова Святая Елена в направлении Бразилии.

09 марта 2013 г
Атлантический океан

15* 23′ S
17* 31′ W

Виктор Тюрихин

Аэрофотография Кейптауна

Аэрофотография Кейптауна