Всего на о. Бонайре мы провели три дня, два из которых пришлись на выходные, 19-е суббота, а 20-е воскресенье. Рано утром 19-го марта подошли и встали на свободный муринг в Клуб Наутико Марина. Вся марина состоит из небольшого причальчика и большого количества якорных мест протянувшихся вдоль всей набережной Кралендейка. Напротив города лежит небольшой коралловый остров называется Маленькая Бонейре, восточный берег которого, один нескончаемый великолепнейший пляж. Побыть, к сожелению, нам на нём не удалось, но вид открывался как на рекламной фотографии. Оба острова «Мекка» для дайверов, с утра от берега отходят разного рода катера и кораблики, под краспицей подняты красные флаги с белой диагональной полосой, по Международному своду сигналов обозначающие, что с судна спущен водолаз. На острове, в отличие от Гренады, чувствуется близость Латино-Американского континента. На улице слышна испанская речь, меньше чернокожих, много латинос и мулатов , встречаются индейцы. Очень много туристов из Европы. На острове в ходу три языка голландский, испанский и английский. Платежи везде производятся американскими долларами, мы так и не поняли, есть ли на острове собственная валюта.

Так как нам необходимо было произвести небольшой ремонт, устранить проблему перетирания грота фала, мы перешли в более удобное место — Харбор Виллидж Марина, где стоять можно было возле причала, и имелось электричество и пресная вода.

Соседями по понтону у нас оказалась американская двухмачтовая, похоже, тоже стальная яхта. Яхта видно, что старая, но содержится в идеальном состоянии, везде подвешены разного рода тенты из тёмно-синего материала, все верёвки прибраны в аккуратные бухты, в кокпите стоит цветочный горшок с каким-то растением. Всё становится ясным, когда видим хозяев, отставного американского флотского офицера и его молодящуюся супругу. Мужчина сразу пометил территорию, демонстративно выставил на видном месте ветеранскую бейсболку с повёрнутой в нашу сторону надписью US NAVY. Всё время пока мы стояли в марине, бейсболка круглосуточно несла вахту по охране семейной верности. И, похоже, не зря. Присутствие в нескольких метрах шестерых русских мужиков, как говорится «в расцвете сил», явно стимулировало соседку к трудовым подвигам. С утра и до вечера женщина в открытом купальнике протирала яхту во всевозможных местах по нескольку раз на дню, иногда задумчиво бросая взгляды в нашу сторону. С палубы её не сгоняла ни полуденная жара, ни сердитые взгляды мужа. В итоге яхта стала выглядеть ещё ухоженней.

Утром и в самую жару перед обедом ходим купаться на дикий пляж возле марины. Весь берег усыпан обломками кораллов , под водой прямо рядом с берегом огромное количество больших и маленьких рыб и крабиков. Плаваем по очереди с маской и не можем оторваться от наблюдения за морской живностью. На берегу поросшем акациями и кокосовыми пальмами своя жизнь. По деревьям в огромном количестве снуют маленькие серенькие ящерицы, в значительно меньшем количестве, но побольше размером, по земле стремительно перебегают и замирают на месте зеленоватые с медным отливом ящерицы.

Ждём понедельника, когда откроются магазины торгующие инструментами и офис марины. При заходе в марину служащий сказал, что в понедельник будет специалист по технической части, по организации ремонтов.

В воскресенье подошла большая моторная яхта под венисуэльским флагом, на борту шестеро горячих латинских парней. Они причаливают, включают на всю громкость музыку, выходят на берег и начинают все одновременно и громко говорить друг с другом. Как они умудряются услышать и понять друг друга в этом гвалде не понятно. Спокойствие и умиротворение, царящее до этого марине, нарушены безвозвратно.

В понедельник выясняется, что ни какого технического специалиста в марине нет. Токаря, который смог бы выточить нам новый ролик на Бонейре тоже нет. А в магазине инструменты либо с дюймовой резьбой, либо на 110 Вольт, что нам не подходит. Поэтому, снимаем с топа мачты наш злополучный ролик , шлифуем и полируем его, как можем, остатками резинового полировочного круга и ставим на место. Думаю, что до Панамы нам хватит запаса прочности фала на перетирание, т.к. с ролика сняты все заусенцы, а в Панаму Илья Нуриев привезёт нам новые ролики из фторопласта, изготовленные по нашему заказу в Нефтеюганске. Таким образом, ремонт закончен, можем идти дальше.

Во вторник 22-го марта рано утром отходим. Впереди семисотмильный переход до Панамы. Ранее, при планировании похода, нам советовали не приближаться к берегам Колумбии, где Кордельеры подходят к Карибскому морю, в этом районе дуют аномально сильные ветра. Поэтому идём курсом 290 градусов, забираясь понемногу на север. Дует ровный, попутный ветер 7-9 м/сек., несём полный грот и геную методом «бабочка». Ночью проходим о.Кюросао , на берегу видны большие ветрогенераторы, горит факел, как у нас на каком-нибудь ДНС [1]. Ночь лунная, светло как днём. Береговая линия Южной Америки уходит на юго-запад, учитывая наш курс мы всё дальше и дальше от опасного места. На второй день меняем курс на 270, т.е. идём чисто на запад. Ночью с 24-го на 25-е ветер усиливается до 15м/сек., порывы до 19м/сек. Свежо! Это отголоски ветров дующих в обходимой нами опасной зоне. Стали появляться суда, идут либо встречным, либо попутным с нами курсом. Ночью их кажется больше чем днём, на самом деле их ночью просто лучше видно т.к. горят ходовые огни. 27-го марта утром подходим к порту Колон, входу в Панамский канал. Заходим на внутренний рейд и становимся на якорь в районе Flets , отведённым для малых судов ожидающих прохода через канал.

31 марта 2011 г.

Порт Колон, Панама Тюрихин Виктор

Яхта Югра на яхтенной стоянке Харбор Виллидж Марина, о. Бонейрэ

Индейцы предлагают лобстеров. Порт Колон, Панама

Примечания

[1]. Упоминаемый «факел ДНС», с которым сравнивается факел на о. Кюросао, это газовый факел на «дожимной насосной станции», в котором сжигается попутный газ, отделённый от нефти. Пример того, как это выглядит, можно увидеть на фотографии (источник http://fotki.yandex.ru/users/zhdanovich2/).

Газовый факел на ДНС, дожимной насосной станции