Утром шестого апреля я проснулся от громких всплесков рядом с бортом яхты. Это небольшие белые чайки ныряли в воду, вылавливая мелкую рыбешку, при этом громко кричали. Было около шести часов утра, небо чистое без облаков, и полный штиль. Проснулись все остальные, завтракаем, делаем последние приготовления к переходу, в частности, решили достать из форпика запасной якорь и принайтовать т.е. прикрепить его к носовому релингу, чтобы в случае необходимости он был под рукой. На палубе «Неро» показался Боб и машет нам рукой, чтобы мы подплыли. Заводим мотор на динги и плывем к нему. Вручаем ему и его супруге на память сувениры: матрешку, магнитики, он, в свою очередь дает нам списки частот, на которых передают сводки погоды на ту часть океана, куда мы планируем идти. И еще раз рекомендует остановиться на Галапагосах на острове Сан-Кристобаль бухта Рег-Бэй, это наиболее безопасная якорная стоянка на Галапагосах. Фотографируемся, и прощаемся. Около десяти часов дня заводим двигатель и под двигателем уходим с рейда Амадор Бриз. Нас провожают две акулы, справа по курсу четко видны два акульих спинных плавника. Низко над водой планирует стая пеликанов, выстроившаяся клином, следом за ними выходит на боевой курс косяк бакланов. Очень похоже на маневры боевых самолетов.

Весь день, по спокойной воде выходим из Панамского залива, проходя мимо живописных каменистых островов. К ночи на востоке и юго-востоке, вероятно над южно-американским континентом, зловеще громоздятся тучи и видны беззвучные всполохи от далеких молний. Это продолжается всю ночь. По вахтам распределились следующим образом: сутки разбили на шесть четырехчасовых вахт. Первую вахту с восьми утра до 12 дня несет Нуриев, остальные поочередно по одному Тюрихин, Коробицин, Дружинин. В обязанности Нуриева входит ещё обеспечение экипажа трехразовым горячим питанием. Первая ночь перехода прошла спокойно. К утру седьмого апреля выяснилось, что за первые сутки прошли 160 миль. Вероятно, помогло сильное попутное течение. Ненадолго ветер раздул до 10-12 метров в секунду, идем под полными парусами бакштагом правого галса, расходимся с многочисленными рыболовными судами и пароходами, спешащими к Панамскому каналу.

Весь день седьмого апреля почти полный штиль. Купаемся несколько раз в течение дня. К яхте подплыл, выпрыгнул из воды, сверкнув белым брюхом, скат. Не спеша проплыла морская черепаха. Проплывающие вдалеке бревна, принимаем за кита. Ветер не более двух метров в секунду, жарко. К вечеру, опять по всему горизонту на севере, северо-западе и реже на западе, сполохи далеких гроз. Ночью облачно, месяц молодой, заходит рано, до полуночи. В море светится яркими точками планктон. Мимо яхты на глубине проплывают светлые продолговатые пятна, метра три длинной, вероятно, крупная рыба или, опять же, скопления планктона. Тишина, над горизонтом марево, линии горизонта не видно, сливается с небом. И вот теперь уже прямо по курсу сполохи на все небо. Ночью ветер усилился до 10 метров в секунду, зашел на юго-запад, все небо в тучах. Начался дождь, сверкают молнии. Идем под движком, так ветер встречный. Пытаемся быстрее сместиться к югу, чтобы попасть в зону попутных юго-восточных пассатов.

Девятого апреля, в 12 часов, яхту трижды облетел, на небольшой высоте, непонятно откуда взявшийся, маленький двухместный вертолет. Днём наблюдали, как охотятся дельфины. Дельфины здесь крупнее, чем в Карибском море, живот бело-розовый, а спина темно-синяя. Стая, голов под тридцать, гоняла косяк рыбы, образуя большой круг. Крупные рыбины выскакивали из воды, а дельфины их глушили, высоко выпрыгивая и шлепаясь со всего размаха на спину. Рядом с нами, по течению, плывет очень много различного, в основном, пластикового мусора. Его относит от континента в океан.

10 апреля весь день дождь, облачно, ветер то усиливается, то ослабевает, часто меняя направление. Днем переводим судовое время на один час назад, так как уже сутки идем в другом часовом поясе. 11 апреля весь день и всю ночь идет дождь, ветра нет, идем под двигателем, вахту стоим в непромокаемых костюмах и в сапогах.

12 апреля с утра ребята меня поздравили с днем рождения. И погода обрадовала – дождя нет, ясно. Продолжаю принимать поздравления по спутниковому телефону. Ближе к обеду подул попутный ветер до 5 метров в секунду. Пошли под парусами – это лучший для нас подарок. Но, счастье не бывает абсолютным. В 12 часов самопроизвольно заглох генератор. Всю вторую половину дня занимаемся ремонтом генератора. И только поздно вечером электроснабжение восстанавливаем. 13 апреля, 7 часов 30 минут пересекаем экватор. Искупались, выпили по стакану океанской воды. Поздравили друг друга с крещением, проверили факт перехода в южное полушарие простым народным способом: стали сливать в шпигат воду, воронка закручивается против часовой стрелки, как и положено в этом полушарии. ЖПС не врет :-). Весь день идем под парусами при попутном ветре 5-8 метров в секунду.

В ночь с 13 на 14 апреля подходим к острову Сан Кристобаль, Галапагоского архипелага. Долго идем вдоль северного берега острова. Луна заходит, налетает шквал с дождем, видимость падает до ноля, дальше носа яхты ничего не видно, да и то, потому что горят ходовые огни. Ситуация осложняется тем, что у нас нет электронной карты Галапагосских островов, поэтому постоянно приходится определяться по бумажной карте, чтобы не налететь в темноте на одну из скал, отстоящих от острова к северу. До рассвета еще далеко, поэтому принимаем решение сменить галс и уйти мористее. По очереди отдыхаем. С первыми признаками рассвета берем курс на вход в бухту Рэг Бэй. При налетевшем шквале, свыше 12 метров в секунду, и проливным дождем, толком не спавшие больше суток, проходим скалу под названием — Скьяволи. Рядом со скалой, какие- то безумцы в открытых лодках ловят рыбу. Залетаем в бухту, встаем на якорь. Якорь держит плохо, поэтому приходится несколько раз переставляться. В итоге, к 9 часам, твердо стоим на левой от входа в бухту стороне, где стоят ещё несколько десятков яхт. Среди них видим несколько старых знакомых по Панаме. Цель перехода достигнута, мы достигли Галапагоского архипелага. За восемь дней прошли 910 миль.

Буквально через несколько минут, как будто нас ждали, к яхте подплывает лодка необычной формы, с жёлтым навесом на борту которой написано «Тахи». На носу стоит молодой человек делового вида с рацией в руке, представляется: « Джозеф Ортега, судовой агент», спрашивает: «Нужен ли вам судовой агент». Нас, измотанных за ночь непростым подходом к месту стоянки, ни сколько не радует перспектива самостоятельно, весь день таскаться по портовым властям оформляя приход. Поэтому мы, посовещавшись, соглашаемся, что, мол: «Да, нам нужен судовой агент». Он возвращается на берег и, минут через сорок, на том же такси привозит на «Югру» трёх чиновников и своего ассистента Пабло. Один из них представитель капитана порта, другой таможня, а третий представитель администрации национального парка. По- английски, и то кое-как, могут изъясняться только Джозеф и таможенник. Приехавшие заполняют, какие- то бумаги, в некоторых из них мы расписываемся. Таможенник, кроме того выполняет функции санитарного контроля. Он осматривает яхту, увидев туалет, запрещает им пользоваться, но ненастойчиво как то. Увидев мешок с картошкой, просит открыть его, выбирает несколько картофелин начавшихся портиться, заворачивает их в полиэтиленовый мешок. Говорит, что свезёт на берег, чтобы уничтожить их огнём. Просит не свозить на берег, ни какие овощи и фрукты, но тоже как то нерешительно. Остальные над ним подтрунивают, на испанском, но нам, в принципе, всё понятно. Таможенник просит заплатить ему наличными 20 долларов, выписывает квитанцию. Затем мы все вместе едем на берег, чтобы продолжить нескончаемую процедуру оформления.

На рейде, кроме яхт, стоят рыболовные катера на некоторых из них по планширю, это верхняя часть фальшборта, разложена колючая проволока, для чего, становится понятным через несколько минут, когда открывается не совсем обычная картина. На одном из катеров не прикрытых проволокой, морские котики устроили своё лежбище. Больше десятка, довольно крупных животных разлеглись по всей палубе и надстройкам судна, громко издавая блеющие звуки и распространяя специфический запах, хорошо знакомый посетителям зоопарков. Другое судно облюбовали пеликаны, по характерным потёкам на бортах и стенках рубки видно, что птицы не первый день отдыхают здесь после удачной рыбалки. Высадились на берег и увидели, что котики захватили не только катер. Но и главную часть городка — набережную. Повсюду; на причале, на пляже, прямо на тротуаре, на лавочках и на специально построенных для них людьми подиумах лежали морские котики. Вели они себя при этом довольно уверенно, показывая всем своим видом, кто здесь настоящий хозяин. Особой агрессивности, не проявляя, но и не позволяя людишкам слишком по панибратски вести себя с ними. Ясно, что освоили они эти места значительно раньше людей и теперь просто вынуждены терпеть незваных сожителей.

Но вернёмся к нашим, так сказать, баранам. Распрощавшись с таможенником и остальными, поехали на такси в полицию, проходить паспортный контроль. В качестве такси на острове используются пикапы разных марок, в основном японские. Стоимость проезда не большая в пределах 2-5 долларов, в зависимости от продолжительности поездки. В полиции поставили штампы в паспорта о пересечении границы, взяв за это 15 долларов, вернее 20, т.к. нам не сдали сдачи с 20-ти долларовой купюры. Получается, что полиция Эквадора осталась должна нам целых пять долларов. Затем поехали в администрацию национального парка, оказалось, что здесь сидят самые серьёзные люди, здесь нам пришлось заплатили по сто долларов с носа, всего 400. Взамен нам выдали билетики, которые мы должны будем носить с собой во всё время пребывания на острове и, вероятно, для верности поставили ещё и штампы в паспорта.

Окончательно вымотанные, возвращаемся в порт. У причала находиться небольшой бар, садимся, чтобы прийти в себя и осмотреться. Рядом ещё несколько кафе и магазинчиков, в основном сувенирных. Вечером на набережной у причала собирается яхтенная тусовка, обитатели рейда перемещаются поближе к пиву. Прогуливаются туристы, в основном молодёжь, приехали понырять или покататься на сёрфе. На ближайших улочках висит много вывесок дайверских центров и пунктов проката сёрфов и велосипедов. На знакомом водном такси отправляемся на яхту, стоимость проезда на такси составляет 50 центов с человека днём и по одному доллару после шести вечера. С яхты такси вызывается по УКВ связи на 14 канале.

На утро, 15-го апреля спускаем динги и едем в город на поиск фильтра-отстойника для генератора, поиска душа и прачечной и для решения других не менее важных житейских проблем. В ожидании открытия хозяйственного магазина садимся в знакомом баре у причала. На улице ощущается какое- то непонятное оживление. Видно много людей в военной и в военно-морской форме, некоторые в национальных индейских нарядах. На столбах висят растяжки с ликом президента Эквадора и лозунгами типа «Мы за Единый Эквадор», «Мы за Справедливый Эквадор», повсюду видны национальные флаги. Выясняем, оказывается, сегодня в Сан Кристобаль прибыл президент суверенного Эквадора, и по этому поводу в городе проводятся различные официальные мероприятия. И тут случается совсем невероятное. Из-за поворота выезжает небольшой кортеж, состоящий из одного мотоциклиста, полицейского джипа и большой представительской машины. Через открытое окно машины виден профиль человека изображённого на плакатах и транспарантах развешанных сегодня по небольшому городку. Это Президент. Он поворачивает голову в нашу сторону, я машу ему рукой, наши взгляды встречаются, он улыбается и машет мне в ответ. Всё это происходит стремительно всего за несколько секунд, но так как расстояние от нашего столика до проезжей части дороги было не более десяти метров, мы успеваем различить самые мелкие детали. Замыкал кортеж тяжёлый джип, по-видимому, с охраной. Интересный момент: один из охранников, находящихся в джипе был, почему то в полной боевой выкладке; в каске, бронежилете и с автоматом, готовый, по-видимому, вести небольшую войну.

Городок Сан Кристобаль небольшой, население около двух тысяч человек, все друг друга знают. Три улицы параллельно набережной и несколько поперёк застроены одно или двух этажными очень скромными домиками. Есть один супермаркет площадью не более ста квадратных метров, кредитные карточки в нём к оплате не принимают. Есть так же небольшой рынок, с нескольких лотков торгуют местными овощами и фруктами. Есть аэропорт. На первой линии вдоль набережной расположено несколько небольших гостиниц, как выяснилось не дорогих. Не найдя общественного душа, мы, чтобы помыться, сняли на сутки номер в гостинице, всего за 26 долларов.

На Сан Кристобале мы провели семь дней, в основном занимались подготовкой яхты к трёх- тысячи мильному переходу до Французской Полинезии и изучению местной жизни. Очень поразил местный климат. Из-за омывающего Галапагосские острова холодного течения Гумбольда, на островах, расположенных на экваторе прохладно. Часто идут дожди. Весь остров покрыт нежной сочной зеленью. Много кустарников, мало высоких деревьев. Очень много всяческой живности на островах и в прилегающих водах.

Для того, чтобы почувствовать себя немножечко Дарвиным, провели обзорную экскурсию по острову. На пикапе с водителем-экскурсоводом не говорящим ни слова по английски. Поднялись на вершину потухшего вулкана, в кратере, которого образовалось пресноводное озеро. Не смотря на табличку запрещающую купание, конечно же, искупались в нём. Над озером очень красиво летали и пикировали вниз два фрегата с раздувшимися красными зобами. Под проливным дождём посетили центр по разведению и восстановлению популяции гиганских галапагосских черепах. На огороженной и заросшей высоким кустарником территории в несколько гектаров проложены деревянные подмостки-тротуары. Туристы ходят по этим тротуарам и пытаются рассмотреть, где то в густых кустах черепах. Нескольких из них мы увидели, а одну даже сфотографировали. В маленьких вольерах сидит молодняк, разделённый по возрастным категориям. В отдельном открытом загоне ползают друг за другом особи обоих полов готовые к размножению. Самая большая и старая черепаха по кличке Джорж в возрасте не менее 220 лет проживает на острове Санта Крус, мы его не видели.

В один из дней, совершили пешеходную экспедицию на берег, где водятся галапагосские игуаны и морские львы. Часть берега оказалась завалена черными пористыми валунами, остатками вулканической лавы. На разогретые солнцем валуны вылезают греется игуаны. Игуаны темные под цвет камней, сразу мы их не различили, но когда подошли поближе, то увидели, что их несметное количество. Игуаны совсем не боятся людей, позволяют фотографироваться с ними очень близко. Только некоторые самые крупные, почему то плюются какой- то жидкостью, но не далеко сантиметров на 20-30. Дальше по берегу небольшой открытый залив, в излучине которого находится песчаный пляж, на пляже в набегающих волнах вперемешку купаются дети и морские котики. Дети приведены организовано, группой в сопровождении взрослых. Вероятно школьники на познавательной экскурсии. Тут же небольшое количество любителей сёрфинга. Мы тоже поплавали с котиками, сфотографировались с ними. Затем вдвоём с Коробициными пошли дальше на видневшийся, как показалось, невдалеке, высокий мыс. Пошли босиком. Когда поняли, что камни только возле моря гладкие, а там, куда не достаёт волна, они покрыты острыми гранями, по которым идти босиком достаточно некомфортно, было уже поздно. Мы отошли от пляжа, где оставили ребят далеко и возвращаться, не достигнув цели, не хотелось. В результате Коробицин поранил ногу. Мы дошли до мыса, поднялись на него и сфотографировали, с расстояния не больше метра, сидящих на самом верху синеногих олушей, очень красивых птиц, являющихся одним из символов Галапагос.

На следующий день после обеда, поехали на рыбалку с местным парнем, с которым Нуриев договорился заранее. Поехали на моторной лодке, хотелось посмотреть, как рыбачат местные и, понять правильно ли мы всё делаем, когда рыбачим самостоятельно. Отъехали от берега по направлению к скале, у которой мы видели рыбаков, когда заходили на яхте в бухту. Закинули два спиннинга. Налетела тучка, начался дождь. Увидели примерно такую же лодку, которая шла вдоль берега, затем изменила курс и пошла прямо к нам. Увидев их наш рулевой украдкой перекрестился по католическому обычаю поцеловав большой палец. В лодке оказались сотрудники охраны Национального парка представитель капитана порта и инспектор местного рыбнадзора. Оказалось рыбалка незаконна, и мы чуть не попали в неприятную историю. На парня составили протокол, нас отпустили с миром.

На следующий день, 21 апреля в 08 утра снялись с якоря пошли по курсу 260 градусов в направлении Маркизских островов.

24 апреля 2011 г

Тихий океан, 03°31″ S, 91°55″ W Виктор Тюрихин.