22 октября 2009 г.

Стоим в Бресте, пережидаем шторм в Бискае и пишем, уже воспоминания, о событиях, произошедших в течение последних трех недель.

Как давно это кажется было. Первые из членов экипажа яхты «ЮГРА» Виктор Тюрихин и Валерий Баранов прилетели 8 сентября в Пионерск с задачей в кратчайшие сроки подготовить и спустить лодку на воду.

В Пионерске осень, пахнет морем и рыбой, по песку ходят чайки и пронзительно кричат. В море шторм. По акватории порта плавают лебеди. На огромном волноломе, расправив крылья, застыли бакланы.

На удивление, год пребывания яхты на берегу не отразились на ней ни коем образом. Внутри все сухо и посторонних запахов нет. После подзарядки аккумуляторов все системы заработали так, как будто их включили только вчера. Но работы все равно много. Нужно устранить выявленные в предыдущем походе недостатки, устранить происшедшие поломки, установить новое оборудование.

Огромную помощь оказывает наш прошлогодний и хороший знакомый, а теперь можно смело сказать – друг Валентин. Он здесь «свой» работает в яхт-клубе. Вопрос с краном решается мгновенно. Телефонный звонок, и вот уже договоренность о спуске на 10 сентября. У нас два дня. Трем и красим борта от рассвета до заката. В итоге, 10 сентября яхта готова и уже стоит на воде у причала местного яхт клуба.

Рядом с нами стоят рыболовные маленькие кораблики. Мужики там серьезные, но нас уважают и угощают рыбой. В основном треской.

Нам необходимо настроить ферромагнитный датчик направления. В Нефтеюганске мы этого не смогли сделать, поэтому весь предыдущий переход он «тормозил». И опять Валентин, телефонный звонок, и представитель ООО «РСБ-Калининград» Жучков Валерий Иванович, специалист по оборудованию FURUNO у нас на борту. Владимир Люпейко, опять же с подачи Валентина, шьет нам новый тент, ремонтирует грот и шьет для него же чехол.

Виктор Грицук, наш Нефтеюганский земляк, ныне живущий в Калининграде, помогает перевезти вещи и настроит компьютер. А перед выходом организует нам шикарный прощальный ужин с шашлыком.

Прибывают остальные члены экипажа: Александр Дружинин, Константин Коротков, Сергей Девятов и Виталий Данилкин. Двое из них, Девятов и Данилкин, совершенные новички в яхтенном деле. Первый раз на борту парусной яхты.

В течении последующих недель совместными усилиями всех членов команды будет произведена огромная работа по подготовки яхты к походу.

Выходим в море 8 октября в 6 часов утра. На борту 6 членов экипажа и два гостя. На море штиль. Идем в темноте в Балтийск, чтобы пройти таможенные и пограничные процедуры. Балтийск — пункт базирования Балтийского флота. Это чувствуется по оживленному радиообмену, входящих и выходящих из Калининградского канала судов с портовыми и военными властями. Проходим памятник Екатерине II. Илья Маслихин грамотно осуществляет проводку яхты по кратчайшему пути к таможенному причалу.

Суровые российский таможенник три раза заставляет переписать декларацию. Суровый российский пограничник сомневается в подлинности заграничного паспорта Дружинина.

Ну, вот чудесным образом все вопросы исчерпаны, нам ставят штамп в паспорта и дают добро на выход.

В 15.00 выходим из Балтийска и держим курс на Северо-запад. Цель порт Киль, вход в Кильский канал. При выходе из Балтийска, пропускаем вперед поочередно два российских военных корабля. С борта четко слышны лаконичные команды командира корабля, усиленные громкоговорителем. Идем дальше. Еще два российских военных корабля застыли у границы территориальных вод России. Впечатляет.

Входим в территориальные воды Польши. По УКВ радиостанции на 16 канале, на русском языке нас вызывает польский пограничник. Вежливо осведомляется о наших дальнейших намерениях. Говорим, что идем в Киль, и в польские порты заходить не планируем. Пограничник желает нам доброго пути и попутного ветра.

Идем курсом бейдевинд, ветер плавно, но не уклон усиливается. И вот уже достигает силы штормового 22-25 м/с. Для первого дня похода – многовато. Многих с непривычки укачивает. Угнетающе действует темнота и болтанка. Принимаем решение зайти в ближайший польский порт Владиславово. И вот уже по истечении «каких-то» пяти часов борьбы с волнами и ветром, мы стоим в спокойной и мирной бухте. Утром подходят парень с девушкой в форме польской пограничной стражи. Вежливо спрашивают разрешение подняться на борт. Просят показать документы и осведомляются о наших планах, получив ответ, ставят штампы в паспортах и желают удачи. Перед выходом пытаемся заплатить за ночную стоянку в порту. Денег не берут, говорят на ломанном русском: «Завтра был шторм. Платить нэ надо». Хороший пример морской солидарности.

Десятого октября в 9.30 вышли из Владиславово. Курс 270, т.е. на Запад, ветер Юго-восточный 5 м/с – сказка, кто понимает.

А одиннадцатого октября входим в территориальные воды Германии, в районе острова Рюген. Наблюдаем активную военную деятельность. В небе проносятся натовские боевые самолеты. На горизонте маневрирует корабль германской береговой охраны. Проходим мимо. Немцы нас замечают, увидев российский флаг, направляются на перехват. Просят остановиться и спускают на воду быстроходный катер с досмотровой группой. Вежливо просят разрешения подняться на борт, просят документы, осматривают лодку. Частично говорят по-русски. Во избежание в дальнейшем недоразумений предлагают поднять флаг международного свода сигналов «Third substitute», говорящий о том, что судно прошло таможенную очистку. Пожелали доброго пути и покинули борт нашей яхты.

В ночь на 12 октября ветер опять усилился до 16 м/с, изменив направление на Северо-Восток, но мы к 12 часам дня прибыли в пригород Киля в порт Холтенау, и впервые встали на настоящую яхтенную стоянку. Теплый туалет, горячий душ и быстрый Интернет. Вокруг приветливые немцы. Весь причальный понтон усыпан огромным количеством пустых раковин от мидий, это местные чайки вытаскивают мидии из воды и пожирают их.

Итак, позади осеннее Балтийское море. Утром 13 октября мы входим в Кильский канал, построенный 100 лет назад Бисмарком для переброски военных судов из Балтийского моря в Северное. Пройдя по каналу 96.5 км, вышли 14 октября в 17.00 в устье реки Эльба.

Если при движении в канале все было размечено и аккуратно — светофоры, спокойная чистая вода, то сразу же при выходе из шлюза ситуация изменилась. Встречный ветер гнал двухметровую, короткую волну из моря, на которой мы взлетали и зарывались в следующей. Вода стала серой от ила и грязи. Сразу видно, что рабочая речка. Интенсивное движение держало нас в напряжении до самого выхода в море.

И вот оно Северное море. Пока команда вновь привыкала к качке и морской обстановке, ветер порывами до 12-15 м/с делал свое дело – разгонял волну, которая становилась все круче и круче.

Одно обнадеживало, что через несколько миль нам предстояло сменить курс, и мы пойдем в бакштаг, т.е. пойдем в основном в направлении движения ветра и волны. При этом килевая качка значительно уменьшается и отдыхающей вахте появляется возможность немного вздремнуть.

Опять в небе ревут натовские военные самолеты.

Через некоторое время вышли на генеральный курс, на Ла-Манш. В этом направлении предстояло идти трое суток. Ветер в основном попутный. Идём вдоль низких берегов Нидерландов, видны опустевшие песчаные пляжи.

Впереди вход в Ла-Манш, узкий пролив Па-де- Кале с очень оживленным движением. В один момент, оказавшись между полосами раздельного движения судов, казалось, что мимо идут железнодорожные составы, так плотен был поток кораблей. Кроме того напряжение доставляли неожиданно появляющиеся быстроходные паромы пересекающие наш курс и так же быстро исчезающие в темноте. Но это еще не все! Рыбаки, в большом количестве снующие рядом с судовым ходом и постоянно меняющие направление своего движения, довершали ночную картину кажущегося хаотичного движения огней, которое на самом деле являлось, упорядоченным, подчиняющимся строгим правилам движения судов. Ночь прошла в азартном разгадывании ребуса составленного из ходовых огней.

Прошли пролив Па-де кале. Идем на вход в наш первый французский порт Булонь-Сюр-Мэр (Boulogne-Ser-Mer). Входить придётся во время полного отлива по малой воде среди мелей. Заводим двигатель. Наш надёжнейший трудяга-двигатель, работавший прежде как часы, не заводится. То есть заводится, выпускает клуб чёрного дыма и тут же глохнет. В чем причина? В голову лезут самые страшные мысли. Но анализировать некогда! Надо срочно исправлять ситуацию. Девятов с Барановым лезут в машинное отделение, осматривают двигатель. Вроде, все нормально. Воды в картере нет, масло не вспенено, соляра чистая, пробуем еще раз завести. Картина та же, двигатель заводится и сразу глохнет. А песчаные рифы все ближе и ближе, ветер навальный. Замечаем, патрубок подводящий воздух к двигателю сжат! В двигатель не поступает воздух. Снимаем патрубок, двигатель с полтыка заводится и работает, как ни в чем не бывало. И вот она причина наших волнений. В патрубок засосало текстильную перчатку, которую кто-то оставил сушиться на двигателе. Становится жутко от осознания, что такая оплошность могла привести к катастрофе!

Минуем входные ворота и оказываемся в аван-порте, ищем вход в марину. Он тянется по узкому каналу, в расщелине среди темных и высоких как скалы причальных стенок. Стоит самая низкая вода. Сизигийный отлив. И вот она, освещенная огнями уютная и спокойная стоянка яхт-клуба Boulogne-Ser-Mer. Причаливаем к понтону. Через несколько минут подходит сосед по стоянке, в одиночку путешествующий безымянный англичанин. И без лишних слов и расспросов предлагает воспользоваться его магнитным ключом в душ и туалет. Это очень своевременно, т.к. офис яхт-клуба уже закрыт. Спасибо тебе «добрый самаритянин»! 🙂

Через несколько минут начинается прилив. Мощное течение начинает волновать и раскачивать яхты. А мы уставшие, но довольные, приняв впервые за много дней душ, спокойно засыпаем.

Проснувшись, мы обнаружили, что находимся на высоте, на которой вчера был верхний ряд наших краспиц. Вот это прилив! Впечатляет!

Утром 18 октября по большой воде уходим из гостеприимной гавани Булонь-Сюр-Мэр. А уже 19 октября 2009 в 02 часа 14 минут пересекаем нулевой меридиан и переходим в западное полушарие. Нулевой меридиан пересекаем в двух милях от бакена Greenwich. Это бакен 6 метров в высоту с красным огнем на топе.

В 19.00 вошли в порт Шербург. Отличный порт с большим внутренним рейдом, новой мариной, с огромными причалами для океанских судов. Переночевали и купили кранцы и пошли дальше.

Идем бакштагом, курсом на Юго-запад-запад. Ветер 6-8 м/с. Волны фактически нет. И вдруг при подходе к острову Олдерни видим впереди беспорядочную сутолоку огромных, со срывающимися белыми барашками, волн. Впервые сталкиваемся с новым для нас явлением – мощным встречным, приливным течением в узости. Лодку бросает из стороны в сторону. Трудно удерживать курс. В течение двух часов проходим сложный участок.

Прав был Виктор Гюго, написав в романе «Труженики моря»: «Суровые места Ла-Манш и острова Джернси и Гёрнси».

21 октября подходим к одной из целей нашего путешествия французскому городу Брест, провинция Бретань. Цель – поесть устриц, выпить местного вина и подготовиться к переходу через Бискайский залив.

Но до устриц и вина еще нужно пройти узким проходом между скал и осыхающих отмелей. На карте какая-то жуть. Канал, хоть и хорошо обставленный, но при сильном ветре и волнении достаточно опасный. Видимость ухудшается, находит какая-то «хмарь» — мелкий дождь с туманом, к тому же еще и вечереет. С океана идет огромная зыбь, разбиваясь о скалы и взлетая вверх белыми острыми когтями.

И вот мы в огромном Брестском заливе, идём в направлении порта. С ближайшего берега нас освещают и указывают прожектором на входной буй. Заходим в порт, находим гостевую стоянку и пришвартовываемся между двумя Oysters. Один под американским флагом, другой под польским. С польского подходит человек и на клочке бумажки пишет нам код от туалета и душа. Становится привычной и естественной морская солидарность и доброжелательность.

Продолжение следует…

Экипаж яхты Югра. 22 октября 2009 г.

Примечания:

Краспица — распорка между мачтой и снастями стоячего такелажа.
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D1%80%D0%B0%D1%81%D0%BF%D0%B8%D1%86%D0%B0

Все рассказы о походе яхты Югра в 2009-м году